Вопрос побудивший задуматься

Порой мы сами того не замечаем как небольшой разговор или несколько вопросов побуждают задуматься  некоторых  людей о нечто важном, полезном, а  порой о жизненно необходимом.

Как это бывает в жизни?

Предлагаем прочитать одну небольшую историю. Она произошла с женщиной работающей в издательском отделе православной епархии. После одного телефонного разговора она написала статью о своих размышлениях.

 (приводится в сокращении)






Недавно со мной произошла одна история. Сначала она показалась мне забавной, даже анекдотичной. Но потом заставила задуматься. Задуматься о том, насколько каждый современный христианин призван быть миссионером — сегодня, сейчас, каждый день.
В нашей редакции зазвонил телефон.
— Здравствуйте, — прошелестел мне в ухо тихий женский голос. — Скажите, пожалуйста, почему в мире так мало любви?
Машинально я поздоровалась тоже и — замолчала. Что бы вы ответили на такой вопрос? Единственное, что пришло мне в голову, — это довольно глупое:
— В каком смысле?
— Во всех смыслах, — голос моей собеседницы зазвучал громче и уверенней. — Во всех смыслах! Разве вам, лично вам не хочется, чтобы вас больше любили, понимали? Разве вам не кажется, что в мире слишком много зла и любви не хватает на всех?
С одной стороны, мне, может быть, всего этого хотелось и все это казалось, но с другой — я вообще не понимала, с кем разговариваю. Те еще вопросики задавала мне барышня на том конце провода. Может, болящая? К нам в редакцию часто звонят не вполне вменяемые люди, особенно весной и осенью.
— Простите, пожалуйста, — осторожно и как можно дружелюбнее начала я, — а вы — кто?
— Меня зовут Ирина, — ответ был отнюдь не исчерпывающим, но — уж какой вопрос.
Через мгновение Ирина начала снова:
— Разве вас не беспокоит, что мир во зле лежит?
— Очень беспокоит, конечно, — вежливо ответила я.
— А что же делать? Как от этого зла избавиться? — Ирина поражала меня все больше — и вопросами своими, и своим неравнодушием к нашему бедному миру.
— Ну вряд ли мы сможем избавиться от зла, — как примерная ученица начала я отвечать ей. — Главное для людей — это постараться как можно больше любить друг друга.
— Вот! — торжествующе произнесла Ирина. — А любви-то как раз и не хватает! И что делать?
— Что? — я машинально повторила за Ириной ее вопрос, уже понимая, что у нее самой есть ответ, который она очень хочет мне озвучить.
— Обращаться к Богу! Бог есть Любовь, и Он дарит любовь людям! Вы верите в Бога?
Тут меня осенило:
— Ирина, а вы из какой организации? «Свидетели Иеговы»?
— Общество «Сторожевая башня», — с достоинством произнесла Ирина. — Но все-таки — вы верите в Бога?
— Верю, — вздохнула я, очень хорошо понимая, что последует за этим.
— А хотите, я вам о Боге больше расскажу?
— Не хочу. Давайте я вам сама расскажу?..
Пришлось признаться Ирине, куда она попала. Чуточку смутившись, та попрощалась, но обещала все-таки позванивать мне время от времени… Но с тех пор так больше и не появилась.
Признаться честно, я часто вспоминаю об этом телефонном разговоре — и уже не как об анекдоте. Вспоминаю с некоторым сожалением и — со стыдом. Наверное, зря я сказала Ирине, где я работаю. Получилось так, словно само место — издательский отдел православной епархии — сделало меня носителем некоего знания. Высокомерно вышло. Без всякой любви, о которой Ирина так печалилась, — может, и по чужой подсказке, кто знает, — но все равно вполне искренне. Она ведь даже умудрилась зацепить меня своим разговором, заставила задуматься об очевидном…
Правда, очевидного в стремительном потоке жизни чаще всего мы и не замечаем. Как правило, давно известные, банальные вещи нам труднее всего исполнять в реальности — и именно оттого, что мало думаем о них, отмахиваемся, бежим дальше. Ведь за две тысячи лет апостольский призыв к благовестию для каждого христианина стал уже не столько очевидностью, сколько банальностью. Но кто из нас может сказать о себе: я — миссионер? Часто ли я рассказываю своим крещеным, но нецерковным соотечественникам о Боге, Церкви, о Таинствах? Ежедневно ли, ежечасно ли я свидетельствую о Христе? Я вот лично так сказать — не могу. Значит, не настолько все банально и просто…
Миссия в повседневности — что это такое? Кажется мне, что это значит одно — стараться быть настоящим, а не номинальным христианином. Вот если бы я невзначай не посмеялась над Ириной, а поговорила с ней по-человечески, с теплом, с той самой любовью, о которой она столько говорила, может, все могло бы получиться совсем иначе.
В чем главный смысл христианской миссии? Заронить в сердце, в душу, в мысли человека маленькое зернышко истины, которая во все времена — одна. А каким способом? Личным примером, который основывается на отсутствии страха быть смешным. Иными словами — на неравнодушии к другому человеку.